Московский международный синергетический форум
Новости
Автопоэзис
Поиск
Книги
О Форуме
Общество
Наука
Фракталы
Философия
Люди
Московский международный синергетический форум / Автопоэзис / Нейрофеноменология осознования времени

Rambler's Top100

Сейчас на сайте: 3

Нейрофеноменология осознования времени

Содержание


Постановка задачи
Прожитое время не является физическим – исчисляемым
Длительность событий–объекта

3.1. Длительность: опыт визуальной мульти – стабильности

3.2. Нейродинамика временного появления
Только что прошедшее не является памятью
Динамика сохранения в памяти (ретенции)

5.1. Рисунки времени: сохранение в памяти как настоящее

5.2. Сохранение в памяти как динамические траектории

5.3. Динамика мультистабильности
Динамика потока

6.1. Генетический анализ временности

6.2. Геометрия нелинейных потоков

6.3. Двойная интенциональность
Протенция (предвосхищение): прозрачность и эмоциональный тон

7.1. Имманентная временность и аффект

7.2. Прозрачность как диспозиция для действия

7.3. Эмоциональный тон как динамическое создание перспективы (пейзажа)
Сейчасность (Ощущение настоящего): новые рисунки времени

Приложение 1: исследование Эдмундом Гуссерлем осознавания времени.

Приложение 2: нелинейная динамика и нейро – когнитивные события.

Приложение 3: нейронная синхрония через сопряжённые осцилляторы.




1. Постановка задачи

Целью данной статьи является предложение явно натурализованного (приспособившегося к новым условиям) объяснения опыта настоящей сейчасности, основанного на двух дополнительных источниках: феноменологическом анализе и когнитивной нейронауке. То, что я подразумеваю под натурализацией и ту роль которую играет когнитивная нейронаука станет понятным по мере развёртывания текста. Глупо было бы утверждать, что кто либо в одиночку может взяться за эту задачу и добиться успеха. Опыт временности отсылает нас к фундаментальному факту того, что мы существуем только внутри прозрачной паутины времени. Это объяснение занимает центральное место в истории мысли, и особенно в феноменологической традиции. Многие ссылаются на Откровения Святого Августина (Книга XI), по поводу парадоксов прошлого содержащего сейчасность (distentio animi), или на более позднюю, прагматическую психологию Вильяма Джеймса взятую из знаменитых принципов психологии, где появляется удачное выражение "обманчивое настоящее"(specious present) которое дало название данной статье. Эдмунд Гуссерль рассматривал временность как фундаментальное направление своих феноменологических исследований: все другие формы ментальной активности зависят от временности, но она не зависит от них. Он работал над этими вопросами вплоть до своей смерти (см. примечание 1). В отличие от своих знаменитых предшественников, которые никогда не доводили свои описания до самой сути, Гуссерль сделал существенный прогресс в формулировании базовых структур внутреннего времени. Я начну с феноменологической позиции разработанной Гуссерлем, полностью сознавая что вступаю в область сложной дискуссии феноменологического исследования. Причиной почему за основу были взяты его тексты о времени является не какого либо рода пристрастие к Гуссерлианской школе. Я не могу переоценить что моё использование Гуссерлевского подхода к феноменологии времени не связано с близким знакомством с текстами для того чтобы оправдать или опровергнуть точку зрения автора. Я предпочитаю, как вечный ученик, заимствовать свои реплики у стиля Гуссерля, всегда желающий начать заново, это является признаком феноменологии самой по себе, (но это не всегда происходит на практике). Что заинтересовывает меня более всего, так это не оконченное движение его работ: только в их поворотах и скачках мы на мгновение осознаем то, как его объяснения содержат, среди множества других идей в зачаточном состоянии, динамическую склонность, являющуюся ключевой, как я докажу для проекта натурализации. Это предоставит нам мосты, к когнитивной нейронауке обсуждаемой здесь в связи с недавними результатами полученными в областях динамики нейронов и возникновения широкомасштабных объединений (нейронов), предоставляющими точку отсчета для установления временности. Я считаю очень важным рассматривать опыт как описания от первого лица. Как отметил недавно B. Besnier, мы не должны «…игнорировать этот важнейший руководящий принцип феноменологии, что он добивается успеха именно благодаря описаниям … опыта которые человеку необходимо, следовательно, переделать». На основе подобного активного вовлечения в феноменологию времени я ввожу некоторые более правдоподобные добавления и интерпретации к текущей дискуссии. Вкратце, мой подход к временности является частью более общей исследовательской программы которую я называю нейрофеноменологией, в которой переживаемый опыт и его природная биологическая основа связаны соответствующими описаниями взаимно ограничивающими друг друга (Varela, 1996). Это так же означает, что я не буду сомневаться, смешивая в одном режиме дискурса, обоих партнеров в их танце, как если бы они принадлежали общему языку. Но это всего лишь мое стремление и только в действии мы сможем увидеть как это случиться. Осознавая теперь важность нашей темы – опыта временности, должно быть ясным что я рассматриваю данное исследование как проверку всего нейро феноменологического подхода.


2. Прожитое время не является физическим – исчисляемым



Как любое настоящего феноменологического исследование, исследование времени включает осуществление редукции, и идентификацию описательных инвариантов. Анализ Гуссерля не стал исключением. Феноменологическая редукция является целой областью, на которой мне не хотелось бы здесь останавливаться, но для меня в ней важны, не полное философское оправдание и контекст для редукции, а ее актуальная практика, ее прагматика. Для читателя незнакомого с данной терминологией необходимо сказать что редукция для кого либо начинается с дисциплинированной приостановки привычных отношений к чему либо, подвергание сомнению того что нам кажется мы знаем. Данное сомнение дает возможность по новому взглянуть на феномен, в нашем случае феномен временности, так как он непосредственно является нашему телу. Как только мы начинаем исследование с подобного рода неподдельным философским отношением, становится очевидным, что знакомый и унаследованный от нашей современной западной культуры подход ко времени, является неадекватным. По факту мы унаследовали из классической физики понятие времени как стремы бесконечно малых моментов, которые текут постоянным потоком. Оно основано на последовательности конечных или бесконечно малых элементов, которые даже обратимы для большей части физики. Данное представление о времени полностью гомологично тому которое было разработано в современной теории вычислений. Как очищенное выражение общих вычислений, машина Тьюринга и ее пишущая головка печатала символы один за другим бесконечной строкой, что дало представление о времени как последовательному-потоку, точно такому же, как в классической механике. Когда вычислительные подходы стали применяться в когнитивной науке в форме вычислительной (computationalist) или когнитивистской точки зрения, вычислительное время не задумываясь стали использовать в когнитивных исследованиях времени. Некоторые исследования продолжали основывать эксперименты на «встроенном таймере» что привело к порождению продолжительности (времени) на различных масштабах. Гипотетические часы, испускают импульсы, которые транслируются в поведение; суждение о временной длительности зависело от подсчета количества импульсов, и отражалось на памяти и решении (Church and Broadbent, 1990). Подобная твердая приверженность вычислительному подходу, будет фактически, одной из исследовательских систем представлений, которые должны быть оставлены, в результате нейро-феноменологического исследования предлагаемого здесь. Но я вернусь к этому выводу позже, после представления моего основного аргумента.



Даже после поверхностной редукции, представленной рефлексиями Августина и Джеймса, время в опыте является совершенно отличным от представления о часах в линейном времени. В начале, оно представляет себя в виде линейной последовательности, но имеющей сложную текстуру (по какой причине, кажущееся, не является настоящим «на острие ножа»), и его полнота настолько выдающаяся, что доминирует над нашим существованием в большой степени. В первом представлении, данная текстура может быть описана следующим образом: всегда есть центр, момент настоящего с интенциональным содержанием на которое направлено внимание (скажем, эта комната с моим компьютером напротив меня, на котором высвечиваются буквы, которые я печатаю). Этот центр ограничен горизонтом или окраиной – тем что уже прошлое (я все еще удерживаю в памяти начало предложения которое я только что написал), и оно переносится в направление предназначенного следующего момента (этот текст все еще не закончен).



Эти горизонты мобильны: этот самый момент который был настоящим (и следовательно не только был описан, но и пережит как таковой) усколзает в направлении немедленно прошедшего настоящего. Затем он погружается далее исчезая из вида. Я удерживаю его в памяти как только что непосредственно, и я так же нуждаюсь в дополнительной глубине для ТОО чтобы удерживать его. Эта простая текстура является грубым основанием того что я буду обсуждать полностью ниже. В этом первоначальном наброске, мы будем ссылаться на нее как на трех-компонентную структуру временности. Она представляет одну из наиболее замечательных результатов исследований Гуссерля, как результат феноменолгической редукции. Другим дополнительным аспектом временности, как он появляется после редукции, является то что сознание не содержит время как установленную (constituted) психологическую категорию. Вместо этого временное сознание само составляет конечный основание сознания, где дальнейшая редукция уже не может быть завершена, «универсальное средство доступа ко всему что существует…Основополагающая феноменология, может быть успешно охарактеризована как последовательное и радикальное развитие этой привилегии сознания во все его разветвления и последствия» (Gurwitsch, 1966, p xix).



Мы находим сходное заключение у Джеймса касающееся явного парадокса опыта времени: с одной стороны существует единство настоящего, общий термин который мы можем объяснить с позиции простого сознания, но с другой стороны этот момент сознания неотделим от течения, потока (Chapter IX of Principles). Эти два дополнительных аспекта временного сознания являются основными столпами моего изложения.



Этот грубый предварительный анализ осознавания времени, приводит к различению трех уровней временности, которые будут направлять мою аргументацию:



(1) Первый уровень присущий временным объектам и событиям мире. Таким образом он близок к обычному пониманию временности в человеческом опыте, берущий свои корни в физике либо теории вычислений.



(2) Феноменологии начинают с этого уровня, но редукция делает явным второй уровень акты сознания которые оставляют объекты-события. Это «имманентное» или «внутреннее время» актов сознания. Их структура формирует основное тело феноменологического анализа в Лекциях Гуссерля.



(3) Наконец, (и это самый неуловимый уровень анализа), два первых уровня конституируются из другого уровня на котором различение внешнее-внутреннее невозможно, и который Гуссерль называл «абсолютное время составляющее течение сознания» (PZB 73).

4.02.2010


Интересное по этой теме:


Обзор основных понятий теории автопоэзиса.
Р. Витакер (R. Whitaker)

Никлас Луман о политической и юридической подсистемах общества ( Монография )
Посконина О.В.

Конструктивистская эпистемология Ж. Пиаже
Эрнст фон Глазерсфельд. Конструктивистская эпистемология Ж. Пиаже (Глава 3 из: Э. фон Глазерсфельд «Радикальный конструктивизм: модель познания и научения»).

"Что такое организация? - подходы Никласа Лумана и автопоэзиса".
Владислав Тарасенко

Концепция автопоэзиса в современном научном познании
Москалев И.Е. Автореферат на соискание ученой степени кандидата философских наук.

Институт философии РАН
www.iph.ras.ru
Copyright © 1996-2018 Синтергетический форум
Пишите нам
mail@rinotel.ru