Московский международный синергетический форум
Новости
Автопоэзис
Поиск
Книги
О Форуме
Общество
Наука
Фракталы
Философия
Люди
Московский международный синергетический форум / Люди / Владимир Дмитриевич Поремский (1909-1997)

Rambler's Top100

Сейчас на сайте: 26

Владимир Дмитриевич Поремский (1909-1997)

 

Таким я первый раз увидел Владимира Дмитриевича во время его приезда в Москву в начале 1995 года. Три пачки "Мальборо" с ментолом в день, неуемная энергия, более чем преклонный возраст, напряженный распорядок дня, встречи, телевидение, журналисты, постоянные разговоры о социальной синергетике - всё это каким-то непостижимым образом умещалось в этом человеке.

Владислав Тарасенко

     

ЖИЗНЬ, ОТДАННАЯ РОССИИ Биография В.Д. Поремского

22 января 1997 года во Франкфурте-на-Майне скончался, накануне своего 88-летия, Владимир Дмитриевич Поремский, один из основателей и вдохновителей Народно-Трудового Союза российских солидаристов и в течение 18 лет - его председатель Его биография - срез истории НТС.

В.Д. Поремский родился 17(30) января 1909 года в семье военного в г. Ченстохове у западной границы Российской империи, куда полк его отца был переведен с Дальнего Востока. В 1920 году, 11-летним мальчиком, покинул Россию, эвакуировавшись с родителями из Севастополя в Югославию. До конца жизни он любил называть себя подданным Российской империи, хотя юридически оставался "лицом без гражданства".

Учился в Белграде в 1921-27 годах в русской гимназии. Закончил один курс Белградского университета, в 1928 году переехал в Париж, где по 1931 год занимался в Сорбонне и получил научную степень. В 1932 году окончил институт химии в Лилле с дипломом инженера-химика. В 1932-39 годах работал в исследовательской лаборатории судебной идентификации Министерства юстиции в Париже, затем в 1939-41 годах в Институте прикладной химии. Опубликованные им работы по молекулярным структурам и спектральному анализу в отчетах французской Академии наук и в бюллетене французского химического общества создали ему научный авторитет. После войны нобелевский лауреат Лайнус Полинг пригласил его в Калифорнию к себе в ассистенты. Но ВДП (так его все звали в Союзе) - избрал иной путь.

Предыстория НТС начиналась во второй половине 1920-х годов в кружках русской национальной молодежи в Югославии и Болгарии. Дух этих кружков ВДП привез с собой во Францию, где вскоре возглавил Национальный Союз Русской Молодежи - будущий Французский отдел НТС. Первому Съезду НТС в Белграде предшествовало организационное совещание в городке Сен-Жульен у швейцарской границы в июне 1930 года, на котором ВДП представлял будущий Французский отдел Союза.

Одной из задач этого отдела стала борьба с проникновением советской агентуры в эмиграцию. ВДП здесь играл ключевую роль и в столкновениях с советофильст-вующими "младороссами", и в разоблачении "Внутренней линии" в Русском Обще-Воинском Союзе в 1935 году. Увы, руководители РОВСа поверили разоблачениям НТС слишком поздно - после похищения их председателя, генерала Миллера в 1937 году. Идейно-политические статьи ВДП печатались в газете "За Россию" тех лет.

В 1941 году ВДП был задержан в Париже Гестапо и препровожден под его надзором в Берлин. Здесь он получил работу переводчика и преподавателя в лагере для переподготовки военнопленных в Вустрау, находившемся в ведении Восточного министерства. При всей одиозности этого учреждения, в нем, как и в других ведомствах тогдашней Германии, находились люди, не разделявшие гитлеровскую политику, сочувствовавшие возрождению национальной России и покрывавшие деятельность формально закрытого в Германии НТС. Таким образом, лагерь Вустрау, где из военнопленных отбирались работники для администрации оккупированных областей, стал на первом этапе войны средоточием подпольной деятельности НТС. Здесь рядом с ВДП работали Брунст, Вергун, Редлих и другие видные руководители Союза. Здесь ВДП в декабре 1943 года был избран в Исполнительное Бюро (в Совете он, как председатель Французского отдела, состоял по тогдашнему Уставу с начала 1930-х годов).

В Вустрау, в противовес гитлеровской русофобской пропаганде, ВДП перевел и отпечатал на ротаторе книгу немецкого философа Вальтера Шубарта "Европа и душа Востока" - о высоких духовных качествах русского народа и всемирном призвании России. (Полный и комментированный перевод вышел в Москве в год смерти ВДП, в альманахе "Русская идея".) Перевод этот, наряду с общей "неподконтрольностью" НТС, ставился ВДП в вину, когда он в июне 1944 г. был арестован Гестапо. Заключение он отбывал в тюрьме на Александерплац в Берлине и в концлагере Заксенхаузен. Освобожден он был, вместе с несколькими другими руководителями Союза, лишь в апреле 1945 года в результате личного вмешательства генерала А.А. Власова. Как человек, вхожий в западные круги и владеющий несколькими языками, он был в последние дни войны направлен Власовым на связь с англичанами в Гамбург, для ознакомления союзников с замыслом Освободительного Движения. Но англичане его слушать не пожелали и заключили в лагерь военнопленных, откуда он вышел, после тяжелой болезни, лишь в 1946 году.

Центром послевоенного восстановления Союза стал лагерь "перемещенных лиц" Менхегоф под Касселем, в американской оккупационной зоне. Здесь ВДП жил до 1947 года, а затем в Лимбурге-на-Лане, где обосновалось издательство "Посев", вплоть до переезда во Франкфурт в 1952 году. Памятны выходившие тогда его циркулярные письма "Дорогой друг", подписанные "твой В. Дмитриев". Напомним, что первые послевоенные годы дружбы Запада со Сталиным ("дядей Джо"), НТС в Германии оставался в подполье.

Основной психологический вопрос, который тогда стоял перед Союзом был - как бороться с тоталитарной диктатурой в мирное время? В эмиграции бытовало убеждение, что такая борьба невозможна, и надо поскорее разбегаться за океан. Поскольку НТС, напротив, уже в 1948 году начал вылазки на встречи с советскими военнослужащими в Берлине, требовалась "стратегическая концепция", как такая работа может привести к успеху.

Зимой 1948-49 годов ВДП пишет свою "молекулярную теорию" революции в условиях тоталитарного строя. Она воодушевила союзные кадры, помогла привлечь материальные средства и на 7 лет определила работу НТС - от засылки листовок воздушными шарами и создания радиостанции "Свободная Россия" до заброски людей в СССР.

После ухода из НТС его многолетнего председателя В.М. Байдалакова, ВДП как эмигрант "старый" по стажу, но "новый" по образу мысли стал естественным кандидатом на пост председателя Союза, на который и был избран в январе 1955 года. В декабре чекисты подготовили его убийство, но присланный ими немецкий агент Вильдпретт сдался с повинной. Как председатель Союза ВДП посвятил много времени, фантазии и неиссякаемой энергии иностранным делам - поездкам по Европе, Азии и Америке в целью обеспечить международную поддержку делу освободительной борьбы не на окраинах, а в центре коммунистической империи - в России.

После XX съезда КПСС, в июле 1956 года, под председательством ВДП прошел ключевой съезд Совета НТС в Кидрихе-на-Рейне, определивший понятие "радикального реформизма" на верхах советского правящего слоя, -течения, которое "по мере нарастания революционной ситуации, объективно станет союзником революционных сил в общей борьбе за единые конечные цели". Это означало отход от классической схемы "народной" революции и многих приемов "молекулярной теории" и предвидение того хода событий, который завершился в 1991 году. В практике работы НТС это означало создание "тамиздата" (печатание и распространение произведений авторов из России) в помощь российскому "самиздату" и включение в нарождающееся диссидентское движение.

Ощущать настроение в правящем слое ВДП помогало частое общение с его представителями на научных конференциях на Западе, куда советские ученые зачастили после смерти Сталина. Картотека, которую ВДП тщательно вел, включала множество имен - от самых верноподданных до самых вольнодумных.

В 1960 году ВДП и его жену Татьяну Всеволодовну (скончавшуюся в 1995 году) постиг тяжелый удар: на мотоцикле разбился их единственный сын Алексей, талантливый философ-журналист и руководитель молодежи.

Однако новые проекты не переставали роиться в голове ВДП - его любимым стал "книжный проект". Идея была проста - издавать переводы наиболее важных для России современных западных мыслителей, чьи книги недоступны в СССР, и забрасывать их в страну. Проект требовал крупных средств, их поисками ВДП был занят много лет, почти преуспел в Швейцарии, но американцы решили, что идея пригодится им самим и начали финансировать подобные начинания по своему выбору, через свои организации, независимо от НТС. Следами от этого проекта остались переводы Поппера, Мамфорда и другие в журнале "Грани", да отпечатанная в типографии "Посева" книга Людвига Эрхарта "Благосостояние для всех".

Наряду с политической деятельностью ВДП поддерживал контакты с видными представителями западной научной и культурной общественности. Его активная переписка и личные встречи с ними сыграли немалую роль в мобилизации общественного мнения для присуждения Нобелевских премий Солженицыну и Сахарову.

Здоровье ВДП, которое часто хромало (вывозила целеустремленная сила воли), вновь дало сбои в 1972 году, и он передал председательство Союза А.Н. Артемову. Последующие двадцать лет, неизменно участвуя в Совете НТС, продолжая встречи с советскими деятелями науки и искусства и поездки то во Францию, то в Америку, ВДП углубился в разработки в области социологии и футурологии. Он ставил вопросы о будущем России, о месте России в мире и о путях крушения коммунизма. Эталоном последнего для него стала "Пражская весна" 1968 года. Отсюда его понятие "конструктивных сил в правящем слое" (1977), а затем параллели Дубчек-Горбачев. На эти темы он много писал в "Посеве". Данный сборник статей был ему обещан в январе 1993 года, когда он, после 60 лет, покидал Совет НТС.

С 1992 года ВДП открылась долгожданная возможность не только умственно "по кусочкам перевозить себя в Россию", но и физически там бывать, что он осуществил, несмотря на слабеющее здоровье, семь раз.

Как исконный приверженец солидаризма, о котором он много писал, он видел, что выход для России и мира лежит не в новых производственных отношениях, а в "новом мышлении". Чтобы изменить "бытие", надо сперва изменить "сознание". Но как новое сознание передать людям, вскормленным в "научной", а не религиозной традиции? Ключ он видел в "синергетике" как научной проекции солидаризма. И последним делом его жизни стал "Московский синергетический форум".

Члены Союза в России видели ВДП и слышали его выступление в последний раз на собрании 50-летия "Посева" в декабре 1995 года в Доме Цветаевой в Москве. Жизнью своей он учил тому, что все решает личное обаяние, улыбка, чувство, и, прежде всего, доверие. Он всегда настаивал на кредите доверия. В январе 1997 года, после Крещения он звонил в Москву, что в журнале "Посев" № 6 (1996), где был репортаж о синергетическом Форуме, ему больше всего понравилось "Открытое письмо президенту Ельцину". Кладя трубку сказал: "Мне очень плохо". Через три дня его не стало.

Похороны состоялись 31 января 1997 года на главном городском кладбище Гауптфридхоф во Франкфурте, куда он часто ходил навещать могилу своего сына и жены.

Б. Пушкарев

     

От Московского синергетического форума

С глубоким прискорбием восприняли весть о смерти Владимира Дмитриевича Поремского. Мы знали Владимира Дмитриевича как вдохновителя и организатора работы Московского международного синергетического форума - общественной организации ученых и философов, занимающихся изучением проблем теории и философии самоорганизации.

За короткий срок Владимиру Дмитриевичу удалось практически невозможное - инициировать и направить работу нового объединения людей с "синергетическим" мировидением, наладить общение крупных специалистов в области синергетики, теории хаоса, методологии междисциплинарных исследований для обсуждения насущных проблем устойчивого социального развития России и мира.

Владимир Дмитриевич сделал очень много добрых и полезных дел для развития идей синергетики и теории самоорганизации, постоянно вызывая к жизни плодотворные научные дискуссии, организуя диалог различных научных и философских школ.

Само общение с Владимиром Дмитриевичем - человеком глубоко образованным и эрудированным, помогало нам в жизни и работе, образуя необходимое пространство общения, невосполнимое с его уходом.

Мы знаем, как Владимир Дмитриевич любил Россию, как постоянно стремился к ней, как радовался каждому приезду, как мечтал о том, чтобы наша страна и ее люди жили достойно и плодотворно. И своей деятельностью он завещал нам эту любовь к России.

Он был очень скромен в быту и бескорыстен в делах.

Мы будем помнить и ценить Вас, Владимир Дмитриевич. Спасибо Вам.

Академик РАН, директор ИФ РАН В.М. Степин, член-корр. РАН, директор ИПМ РАН С.П. Курдюмое, секретарь МСФ В.И. Аршинов, сотрудники МСФ С.А. Коняев, В.В. Тарасенко, И.Е. Москалев. Москва, 23 января 1997 г.

9.02.2010


Интересное по этой теме:


Институт философии РАН
www.iph.ras.ru
Copyright © 1996-2018 Синтергетический форум
Пишите нам
mail@rinotel.ru